Мифы и реальность современных аппаратных технологий


Просмотров: 500

Представляем вашему вниманию материал, основой которого стал доклад, представленный кандидатом медицинских наук, дерматокосметологом, Наталией Гайдаш в Минске на профессиональном семинаре для руководителей белорусских салонов и специалистов, работающих в сфере аппаратной косметологии. Мы уверены, что эта информация будет интересна не только профессионалам, но и широкому кругу читателей. Доклад «Мифы и реальность современных аппаратных технологий», раскрыл актуальные проблемы отрасли. Опыт Наталии Гайдаш тем более ценен, что она является не только экспертом по высокотехнологичным методикам омоложения, но и руководит клиникой эстетической медицины «Триактив», идущей в авангарде лазерной и аппаратной косметологии России более 15 лет.

— Мы одни из первых в нашей стране стали работать с косметологическими лазерами и фотосистемами. Уже в то время нам посчастливилось наладить прямые контакты с европейскими производителями медицинских систем и официальными поставщиками оборудования. Мы с удовольствием осваивали фотоэпиляцию и лазерную эпиляцию, фракционный фототермолиз, фотоомоложение. Учились работать с различными типами лазеров и решать самые различные эстетические проблемы: удалять пигментацию, сосудистые патологии, рубцы постакне, шрамы, удалять татуировки. Я с благодарностью вспоминаю это время – именно тогда мы встали у руля лазерной эстетической медицины. И стараемся не давать позиции. За 17 лет мы накопили колоссальный опыт. Лазерная и аппаратная косметология и сегодня не до конца раскрыла свой потенциал. Но, к сожалению, в этой отрасли существует множество устойчивых мифов, вводящих в заблуждение, как пациентов, так и специалистов. Все эти мифы связаны с тем, что имея желание заработать, но, не имея опыта, за лазерные процедуры брались многие косметологи. И, конечно, такие процедуры не могли давать удовлетворительные результаты. До сих пор в отрасли существует дефицит специалистов, умеющих работать с высокотехнологичными аппаратами. И, самое главное – далеко не все хотят понимать, что для каждой аппаратной методики существуют показания. Правильный выбор пациента, вид и мощность воздействия, класс оборудования и опыт врача – 4 фактора успеха аппаратной косметологии.

Миф №1: цвет волос и кожи не имеет значения для эпиляции

Один из самых модных мифов аппаратной косметологии – о том, что существуют эпиляционные системы, для которых цвет волос или кожи не имеет значения. Это не так. Все лазеры и все системы, существующие сегодня на рынке, работают по принципу селективного фототермолиза.

Что это значит? В нашей коже есть хромофоры: меланин, гемоглобин и вода. Эти хромофоры являются мишенями для световых импульсов. Они притягивают световую энергию, поглощая и преобразуя ее в тепловую. Чем больше в волосе хромофора меланина, и чем меньше этого же хромофора в коже, тем контрастней будут среды и больше световой энергии попадет в волос. А значит, эпиляция будет эффективна. Слабо пигментированые волосы реагируют на лазерную и фотоэпиляцию хуже. Волосы, в которых нет пигмента, реагировать никак не будут. И никакие добавления радиочастот и других параметров, особого значения иметь не будут.

Поэтому даже самые современные лазерные и фотосистемы не могут убирать волосы на темной коже. Темная кожа – это много меланина. Чем больше хромофора – тем выше вероятность ожогов. Кроме того, меланин в коже притягивает значительную часть световой энергии на себя и в волосяную луковицу попадает недостаточное для эффективной эпиляции количество энергии.

Миф №2: фотоомоложение не работает

Признаюсь, изначально я, как и многие врачи, относилась к фотоомоложению с недоверием. Но опыт заставил меня изменить свое мнение. Сегодня я уверенно говорю: фотоомоложение не работает тогда, когда неправильно выбран пациент: в его коже нет или недостаточно нужных хромофоров: меланина, гемоглобина и воды. Как мы знаем, фотоомоложение применяется для устранения пигментации и сосудистых патологий. Если есть пигментные пятна, значит, есть пигмент меланин. Если есть сосудистая сеточка – имеется гемоглобин. И эти мишени будут притягивать световую энергию, которая, преобразуясь в тепловую, коагулирует ткани. Соответственно, после фотоомоложения не только решится проблема пигментации и/или «сосудистых звездочек», но и возникнет «омолаживающий» эффект: кожа регенерирует и обновится.

Есть два типа омоложения, достигаемых с помощью фотосистем. I тип омоложения: удаление пигментных и сосудистых образований. II тип омоложения: общая регенерация кожных покровов, качественное изменение физических и биологических свойств кожи, лишь следствие первого. Это нужно четко понимать. Само по себе омоложение II типа возникать не может. Если приходит пациент с бледной кожей, лишенной «красок», то есть хромофоров – ожидать какого-то ошеломительного омолаживающего эффекта не стоит. Потому что свету не за что «зацепиться» и каскад регенеративных процессов нельзя инициировать. Конечно, мы можем смоделировать ситуацию и запустить этот механизм. Например, используя высокие параметры энергии, мы можем «нагреть» еще один хромофор – воду. Так мы создадим ожог и запустим регенерацию. Но нужны ли нашим пациентам ожоги?

Миф №3: фракционный лазер может решить все проблемы

Первый фракционный аппарат, американский «Fraxel», появившийся в России, был поставлен в нашу клинику. Мы первыми начали работать с ним, апробируя и внедряя эту методику. Затем у нас появился фракционный CO2 лазер. Так началась эпоха фракционирования. И я помню ту эйфорию и невероятный душевный подъем, когда мы видели, на что способен фракционный фототермолиз.
Я до сих пор не разочарована. В нашей клинике имеется сразу несколько фракционных лазеров. По моему мнению, современный медицинский центр эстетической медицины не может работать без фракционных систем. Это техника класса «mast have».

Но сегодня я понимаю, что на одном типе лазера работать с разными пациентами не правильно. Мы смогли выяснить это через несколько лет применения фракционного термолиза. При использовании CO2 лазера для лечения инволютивных изменений у пациентов с мелкоморщинистыми типом старения сначала мы получали прекрасные результаты. Кожа преображалась. Но через год, полтора, мы видели, как кожа высыхала и старела. Мы получали «эффект воблы». Потому что CO2 лазер – очень мощный, мишенью для него является вода, он ищет и «выпаривает» ее. На сегодняшний момент мы используем CО2 лазер для коррекции инволютивных изменений у пациентов с «тяжелыми» лицами, толстой кожей, гравитационным птозом. Для пациентов с мелкоморщинистым типом я предпочитаю использовать системы радиочастотного фракционирования кожи.

Мы перестали использовать фракционирование исключительно для омоложения лица. Сегодня мы активно используем фракционные системы для лечения актинического кератоза. Что позволяет и устранять, и профилактировать это состояние у наших пациентов. Если раньше актинический кератоз это был диагноз возрастной группы «после 50ти», то сейчас он начинается с 30 лет и раньше. Актинический кератоз катастрофически молодеет. И это актуальная проблема, потому что актинический кератоз это потенциально предраковое состояние.

Фракционные лазеры действительно способны на многое. Но каждый тип фракционных систем решает определенные задачи. Комбинируя их, можно добиваться прекрасных эстетических и терапевтических результатов. Но только фракционирование само по себе не может решить все проблемы. Не существует такого понятия «фракционный вид лечения». Эффективность и показания зависят от источника применяемой энергии.

СО2 лазер, эрбиевый лазер, RF- фракционник, Nd:Yag Q-Swetched лазер – типы энергии везде разные и, соответственно, разным будет и фракционный эффект. После фракционного термолиза СО2 лазером реабилитация будет составлять 5-10 дней, это мощное воздействие. А Nd:Yag Q-Swetched лазер для карбонового пилинга может применяться как процедура «на выход».

Миф №4: RF- системы не дают выраженного и долгосрочного эффекта

Как и в случае с фотоомоложением, долгое время я была крайне негативно настроена к таким методикам как RF-лифтинг, «термаж». Это было связано с тем, что на первый монополярный RF аппарат были возложены чрезмерные ожидания. Этот аппарат продвигался на рынке с помощью агрессивного маркетинга и преподносился как альтернатива пластическим операциям по подтяжке кожи лица. К тому же, цена аппарата и расходных материалов к нему была неадекватно высокой, что делало процедуру чрезвычайно дорогой для пациентов. Мы, врачи, понимаем смысл пластической хирургии и не были удивлены тем, что рекламные обещания не оправдались. Все это не могло не вызвать негативной реакции.

Приобретенная нами RF-система приносит выраженные клинические эффекты. Но они, естественно, не те, что обещали нам маркетологи при продаже аппарата. Для наших пациентов мы успешно используем RF-лифтинг как терапевтическую процедуру «на выход», как составную часть комплексных омолаживающих программ, используя ее физические свойства для усиления эффектов таких методов, как фракционный термолиз.

Но, тем не менее, спрос на методы нехирургической подтяжки кожи, процедуры без реабилитационного периода или с минимальным периодом восстановления, пользуются большим спросом. А спрос рождает предложение. Сегодня на рынке появились новые RF- системы. Волею судеб в нашей клинике появился аппарат Reaction израильской фирмы Viora и мы увидели, как может работать RF система.
Это биполярный аппарат, имеющий множество технологических особенностей и все это в совокупности дает удивительные результаты. На сегодняшний день я могу утверждать – аппарат Reaction изменил мои представления, об RF-лифтинге. Метод работает! Мы можем убирать локальные жировые отложения, подтягивать кожу без операции. Результаты процедур объективно очевидны.
Надо сказать, что следом за Viora у нас появился в клинике еще один RF аппарат и сегодня в нашей клинике три RF-системы. И мы можем оценить все преимущества и недостатки на практике. Все-таки все зависит от фирмы производителя. Объективно, сегодня с Reaction не может сравниться никакой другой аппарат для радиочастотного лифтинга.

Миф №5: ультразвуковой SMAS-лифтинг не эффективен

Ультразвуковой SMAS-лифтинг — одна из самых популярных процедур в нашей клинике. Однако, изначально, мы тоже не верили в ее эффективность. Дело в том, что дистрибьютором была все та же компания, что в свое время агрессивно продвигала RF-лифтинг и первый монополярный аппарат. Поэтому мы не поверили рекламным слоганам и долгое время относились к УЗ SMAS-лифтингу с предубеждением. Тем более, что обещания и политика дистрибьютора были такими же: ультразвуковую подтяжку преподносили как замену пластической хирургии, стоимость оборудования и расходных материалов была фантастически высокой.

Нам опять-таки помог «Его Величество Случай». Мы познакомились с представителями производителей ультразвуковых SMAS-аппаратов из Южной Кореи. Нам дали возможность попробовать аппарат в деле и только после этого мы приняли решение приобрести установку для глубокого ультразвукового лифтинга.

Нужно сказать, что первые результаты были не всегда позитивными. Естественно, мы сначала использовали аппарат на себе, своих коллегах и знакомых. И мы поняли, что миф о том, что ультразвук не работает, основан опять на неправильном выборе пациента.

Ультразвуковой SMAS-лифтинг работает на пациентах с гравитационным птозом, «тяжелыми» лицами: там, где есть мягкие ткани, которые можно перемещать. И эффект перемещения которых виден глазом. Поэтому пациенты с мелкоморщинистым типом старения, у которых нет фактически мягких тканей, подкожно-жировой клетчатки – они не увидят результата. Проблема таких пациентов – избыток кожи, а не гравитационное птозирование тканей.

Все мифы о несостоятельности той или иной лазерной, аппаратной методики рождается из-за того, что врачи выбирают пациентов, на которых метод не может сработать. На сегодняшний день выбор аппаратов велик. Понятно, что далеко не все клиники могут себе позволить работать с большим арсеналом оборудования и предложить пациенту разные виды фракционных лазеров, всю линейку от микротоков, RF –систем до ультразвука и так далее. Но это не должно быть поводом использовать имеющееся оборудование вне зависимости от медицинских показаний. Нельзя всем назначать ультразвуковой SMAS-лифтинг или фракционный термолиз.

Приобретая аппарат, нужно четко понимать, для чего вы будете его использовать, какие проблемы планируете решать и есть ли среди ваших пациентов целевая группа. На сегодняшний день не существует универсального аппарата, способного решить все проблемы.

ООО "Клиника-Триактив", ОГРН 1037739829489, ИНН 7708500660, КПП 770101001. Имеются противопоказания. Необходима консультация специалиста. Лицензия на осуществление медицинской деятельности – ЛО-77-01-010973 от 22.09.15 г.